Пожар Москвы

После Бородина русская армия была уже не в состоянии дать новое сражение – силы ее были истощены. Оборона Москвы означала бы конец армии. В этих условиях Кутузов вынужден был оставить старую столицу. 13 сентября 1812 года в избе крестьянина деревни Фили Севастьянова Кутузов приказал генералам собраться на совещание. Обсуждался вопрос о сдаче Москвы. Генералы – все кроме Барклая – считали, что необходимо новое сражение. Кутузов закончил совещание приказом оставить город: «Доколе будет существовать армия и находится в состоянии противиться неприятелю, до тех пор сохраним надежду благополучно довершить войну, но когда уничтожится армия, погибнут Москва и Россия».

С раннего утра 14 сентября русская армия непрерывным маршем проходила через столицу. Испуганное, растерянное, молчаливое население, точнее те, кто не мог или еще не успел выехать, толпились по краям улиц и площадей и смотрели на уходящее войско. Солдаты шли угрюмо, не разговаривая, глядя в землю. Очевидцы говорят, что некоторые в рядах плакали.

15 сентября Наполеон подошел к Поклонной горе. Здесь он ждал ключей от города, но безрезультатно. Скоро ему доложили, что в городе почти никого не осталось. В оставленной жителями Москве в ночь с 15 на 16 сентября разгорелся страшный пожар, уничтоживший за несколько дней большую часть города. Еще до него начались грабежи и пьянство, не прекращавшиеся во время пожара. Французская армия стремительно разлагалась. Наполеон из Кремля был вынужден спасаться от пожара в Петровский дворец. Тот, кто считал себя властелином мира, оказался сторожем пепелища. Дважды предлагал Наполеон мир – сначала через начальника Воспитательного дома И.В. Тутолмина, потом через И.А.Яковлева (отца А.И.Герцена); на третий раз он направил к Кутузову специального посла Ж.А.Лористона с очень выгодными для России условиями. Но мир был отвергнут. «Его не принял бы ни государь, ни армия, ни народ».