Первые бои. Смоленск

На рассвете 24 июня 1812 года войска Наполеона без объявления войны переправились через реку Неман и вторглись в пределы России.

Отступая, русские войска вели арьергардные бои, нанося противнику значительные потери. Основной задачей было объединить силы 1-й и 2-й Западных армий. 1-ая под командованием Барклая-де-Толли находилась на границе Российской империи в Литве, 2-ая под командованием П.И. Багратиона стояла под Гродно в Беларуси. Французские корпуса вклинились между ними, не позволяя русским войскам соединиться.

Барклай-де-Толли привел 1-ю армию в Витебск, где надеялся дождаться Багратиона. Авангард армии под командованием А.И.Остермана-Толстого был направлен к деревне Островно, чтобы задержать наступление французов. 24 июля началось сражение с наступавшим противником.

После 3-хдневных упорных боев с превосходящими силами маршала Мюрата командующий арьергардом П.П. Коновницын начал медленно, с боями, отходить к реке Лучесе, где уже сосредоточились все силы армии Барклая.

Ожесточенное сопротивление русских натолкнуло Наполеона на мысль, что они готовы дать генеральное сражение, которого он так хотел. Французский император подтянул сюда всю свою 150-тысячную группировку (против 75 тысяч русских). Но Барклай, выставив в прикрытие корпус генерал-майора П.П. Палена, оторвался от французов и двинулся к Смоленску. Здесь 3 августа произошло соединение 1-ой и 2-ой Западных армий под общим командованием Барклая-де-Толли.

16 августа Наполеон был уже у стен города. В шесть часов утра он начал бомбардировку Смоленска, и вскоре произошел первый штурм. Город оборонялся в первой линии дивизией Раевского. Сражение шло, то утихая, то возгораясь, весь день. Но весь день 16 августа усилия Наполеона овладеть Смоленском были напрасны.

Обе стороны готовились к новой смертельной схватке. В четыре часа утра 17 августа битва под стенами Смоленска возобновилась, и почти непрерывный артиллерийский бой длился 13 часов, до пяти часов вечера. В пять часов вечера весь «форштадт» Смоленска был объят пламенем, и стали загораться отдельные части города. Приступ за приступом следовал всякий раз после страшной канонады, служившей подготовкой, и всякий раз русские войска отбивали эти яростные атаки. В ночь с 17 на 18-е канонада и пожары усилились. Вдруг среди ночи русские орудия умолкли, а затем французы услышали страшные взрывы неслыханной силы: Барклай отдал приказ армии взорвать пороховые склады и выйти из города.

Еще накануне, глядя в подзорную трубу на русские войска, входившие в Смоленск, Наполеон с радостью воскликнул:

«Наконец, я их держу в руках!»

Но русская армия опять выскользнула из его рук.