Проект библиотеки-читальни
им. И. С. Тургенева
Шалаш культурного наследия
 
О проекте
Контакты
 
ГлавнаяНовостиБазы ВыставкиПерсоналииДокументыПубликацииКарты
История библиотек
Краеведение
Библиографии
Партнеры

Издатель К.Т. Солдатенков

К.Т. Солдатенков
В ряду наиболее ярких и успешных российских предпринимателей, деятельность которых не ограничивалась только книгоиздательством, был Козьма Терентьевич Солдатенков.
Родился К.Т. Солдатенков 10 октября 1818 года в Москве, в семье потомственного предпринимателя, владельца бумаго-ткацкой фабрики, почетного гражданина Терентия Егоровича Солдатенкова. Кроме фабрики Т.Е. Солдатенков вел торговлю хлебом и хлопчатобумажными изделиями.
К.Т. Солдатенков рос и воспитывался в суровой среде староверов Рогожской окраины Москвы. Он не получил школьного образования и в молодые свои годы работал приказчиком за прилавком своего отца, получая за это гроши. По понятиям строгого родителя, он на своей шкуре должен был испытать все трудности работы на предприятии, прежде чем взять на себя владение и руководство им. А систематического образования Козьма Терентьевич так и не смог получить, что очень тяготило его на протяжении всей жизни. Читать, однако, он научился рано и читал при первой же возможности. Он не только читал и любил книги, но стал их собирать, интересовался также живописью и театром. В 1845 году умирает его отец, а в 1852 году скоропостижно скончался и старший брат. Козьма Терентьевич, который находился в это время за границей, срочно возвращается в Россию и принимает права наследства. С этого времени начинается его бурная и славная деятельность. Он сумел значительно увеличить и приумножить свое богатство и занять заметное место среди самых состоятельных людей России. Начал он с того, что значительно расширил сферу своих предприятий, умело размещяя свои капиталы.
Он становится основателем и совладельцем известной Кронгольмской текстильной мануфактуры, являлся пайщиком нескольких текстильных фабрик. Он смог приобрести Даниловскую хлопкопрядильную фабрику в Москве, был акционером ряда кампаний по строительству железных дорог, одним из учредителей московского учетного банка и пр. и пр. Пользуясь огромным авторитетом в купеческой среде, он в течение нескольких лет избирался старшиной московского биржевого комитета.
В 50-х годах он знакомится с литераторами Т.Н. Грановским, Н.Х. Кетчером и их друзьями, которые сыграли в дальнейшем значительную роль в его жизни, в формировании его интересов. В это время у него появляется страстное желание создать галерею русского изобразительного искусства. Под влиянием своих новых друзей он начинает активно заниматься благотворительной деятельностью. К началу 50-х годов относится и осуществление еще одного замечательного замысла – широкая издательская программа. В 1856 году по инициативе Кетчера была создана издательская кампания, в которую был привлечен и Н.М. Щепкин – второй сын выдающегося артиста М.С. Щепкина.
Среди выпущенных этим издательством книг, отметим: Собр. Соч. В.Г. Белинского (т.1-12), стихотворения Н.А. Некрасова, Н.П. Огарева, А.И. Полежаева и др. После разрыва с Н.М. Щепкиным (1852) Солдатенков продолжал издательскую деятельность самостоятельно, выпустив 1-е изд. романа «Отцы и дети» И.С. Тургенева, книги стихотворений А.А. Фета, Я.П. Полонского, С.Я. Надсона и др. По завещанию Солдатенкова большое количество его нераспроданных книг и право на их переиздание были переданы Москве, а личная библиотека (8 тыс. томов и 15 тыс. экз. журналов) – Румянцевскому музею (ныне в фондах РГБ). На средства Солдатенкова были построены крупнейшая московская больница (ныне носящая имя С.П.Боткина) и ремесленное училище
Трудно сказать, были ли лично знакомы Тургенев и Солдатенков до издания «Отцов и детей», но то, что они знали друг о друге, это несомненно. К концу 1862 года – началу 1863 года Тургенев в письмах к Кетчеру просил его уговорить Солдатенкова издать сочинения Марко Вовчок. Из воспоминаний В.П. Зилоти (дочери П.М. Третьякова – основателя галереи) известно, что в 70-е годы Тургенев гостил в Кунцевском имении Солдатенкова.
«Каким-то летом, в Петров День, - писала она, - к чаю днем пришли к нам (на дачу П.М. Третьякова – В.С.) Косьма Терентьевич с Иваном Сергеевичем Тургеневым, который то лето проводил в России и проездом из-за границы в свое имение гостил у Солдатенкова… Мы все пили с ними чай на открытой террасе… велись разговоры очень веселые, Иван Сергеевич все время рассказывал и, очевидно, острил, так как Косьма Терентьевич смеялся, не переставая, громко и раскатисто, и Павел Михайлович заливался и всхлипывал до слез».
Позднее, работая над романом «Новь», Тургенев использовал некоторые черты характера и отдельные факты биографии Солдатенкова при создании образа купца Капитона Голушкина. Вера Павловна Зилоти так описывает Солдатенкова: «Он всегда летом ходил в сером сюртуке, в серой накидке и серой фетровой шляпе с большими полями. Он был небольшого роста, плотный, широкий, с некрасивым, но умным, выразительным лицом, носил небольшую бородку и довольно длинные волосы, зачесанные назад; в нем чувствовалась большая сила, физическая и душевная, нередко встречавшаяся у русских старообрядцев».
Некоторые детали внутренней обстановки дома, в котором жил в Москве Солдатенков на Мясницкой (ныне д.37). В этом доме была богатая коллекция собранных хозяином картин и большая библиотека. Тургенев описал его в своем романе «Новь». Рассказывая о доме купца Капитона Голушкина, Тургенев пишет: «В иных комнатах мебель была заграничная, а в иных ничего не было кроме крашеных стульев да клеенчатого дивана… Картины висели везде… рыжие ландшафты, лиловые морские воды, «Поцелуй» Меллера…» В общем, картины были слабые, не отличались изысканным вкусом и описаны Тургеневым с явной иронией над своим персонажем. Двойственность и противоречивость личности Солдатенкова была видна и в его общественной деятельности. С одной стороны, тяготение к европейскому образу мыслей, а с другой стороны, недостаток образованности и приверженность старообрядческим традициям. Тургенев в образе Голушкина так описывает эту противоречивость: «Жажда популярности была его славной страстью…. Эта же самая страсть, победившая в нем прирожденную скупость, бросила его… в оппозицию… свела с нигилистами: он высказывал самые крайние мнения, трунил над собственным староверством, ел в пост скоромное, играл в карты, а шампанское пил как воду».
И все-таки, говоря о Солдатенкове, об этом удивительном, ярком человеке, нельзя забывать его значительные заслуги в культурно-просветительской деятельности, поддержке деятелей искусства и литературы. И не случайно его в 1867 году избирают почетным членом Общества любителей российской словесности, а в конце жизни в 1895 году действительным членом Академии художеств в Петербурге.
Умер Солдатенков на своей Кунцевской даче на 83 году жизни – 19 мая 1901 года после продолжительной болезни. Погребен 22 мая в Москве на старообрядческом Рогожском кладбище.
(по статье: Сергеев В.А. И.С. Тургенев и его издатели в России //Тургеневский сборник. Вып. 3. М., 2006. С. 5 – 51. См.: С.26-27; С. 28 – 29)
О взаимоотношениях Тургенева и Солдатенкова рассказывается и в книге Толстякова А.П. «Издатель К.Т. Солдатенков и русские писатели».
«Первой книгой, выпущенной Солдатенковым в 1862 г. под своей единоличной фирмой, были «Отцы и дети» – первое издание тургеневского романа.
Известно, что по просьбе Тургенева за печатанием первого издания «Отцов и детей» наблюдал Кетчер, с которым Тургенева связывала старая дружба. Достаточно сказать, что именно Кетчеру Тургенев поручил выпустить первое издание «Записок охотника» (1852 г.) и отдал очень нуждавшемуся в то время другу весь доход с этого издания. Литературным мнением Кетчера писатель дорожил и даже уничтожил одну из своих повестей, не понравившуюся Кетчеру.
Кетчер был и в числе первых читателей «Отцов и детей». Прося его ознакомиться с рукописью тогда еще нигде не напечатанного романа, Тургенев писал, что если она не выдержит суровой критики Кетчера, то он и ее уничтожит, как поступил некогда с неудавшейся повестью. «Любезнейший Кетчер, - писал ему Тургенев 13 июня 1862 г. из Спасского в Москву, - обращаюсь к тебе с следующей просьбой: хочешь ты взяться напечатать в вашей типографии (имелась в виду типография В.Е. Грачева и К. – А.Т.) «Отцы и дети» – и сказать мне, что это будет приблизительно стоить? Оказывается, что деревня в нынешнем году даст доход весьма посредственный, и надобно промышлять другими способами. Я бы выслал тебе тщательно исправленный экземпляр «О[тцов] и д[етей]»– и столько денег вперед, сколько ты мне напишешь. Надо будет бумагу поставить хорошую и шрифт, чтобы не был мелок. Хорошо бы также было, чтобы издание было готово к концу июля – потому что я в самом начале августа поеду через Москву и можно будет продать тогда же весь завод Базунову или другому книгопродавцу. Я полагаю, что эдак будет выгоднее, чем продать право издания теперь же. Но ты это лучше моего рассудишь – также насчет числа экземпляров – я полагаюсь на тебя. Кажется предисловия никакого не нужно – только бы мне хотелось посвятить эту вещь памяти Белинского – и, может быть, прибавит несколько строк от себя. Сделай одолжение, отвечай мне несколько слов, не медля…».
Еще не получив ответа, Тургенев, очевидно, не сомневаясь в согласии своего старого и верного друга, посылает ему 18 июня подготовленный для отдельного издания оттиск романа из «Русского вестника». Кетчер сразу берется за дело. Вероятно, он же получил разрешение на отдельное издание в московской цензуре, датированное 27 июня 1862 г. Благодаря Кетчера за помощь, Тургенев в письме от 28 июня высказывает пожелание, чтобы было напечатано 2400 экземпляров романа .
В начале сентября 1862 г. книга вышла в свет. Тургенев в это время был за границей.
Причастность Солдатенкова к выпуску первого издания тургеневского романа нередко забывается. Так, в комментариях к последнему наиболее полному и авторитетному изданию сочинений и писем Тургенева о Солдатенкове как издателе «Отцов и детей» не говорится ни слова. Забвение этого факта произошло, вероятно, по двум причинам. Во-первых, в письмах Тургенева к Кетчеру и другим адресатам по поводу этого издания имя Солдатенкова не упоминается (ответные письма Кетчера не известны), во-вторых, на титульном листе имя издателя не было указано, а обложка редко сохранялась при переплете книги (экземпляр первого издания «Отцов и детей» с уцелевшей обложкой хранится в отделе редкой книги Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина).
На каком же этапе печатания книги Солдатенков приобрел право на ее издание?
В письме от 28 июня 1862 г. Тургенев спрашивал Кетчера: « Но что же ты ничего не пишешь о деньгах? Или не нужно?» . Вероятно, уже тогда Кетчеру пришла мысль, что если Тургеневу срочно нужны деньги, то не попробовать ли продать не готовый тираж (тогда писателю пришлось бы не только затратить деньги на печатание, но и ждать распродажи издания, чтобы получить с него доход), а право на одно издание, и, конечно же ,Солдатенкову, с которым Кетчер был в не менее близких отношениях, чем с Тургеневым. Однако без согласия издателя, бывшего в заграничном путешествии, Кетчер ничего конкретного не мог сообщить Тургеневу. Еще 22 июля, предупреждая Кетчера о своем скором приезде в Москву, Тургенев писал, что если издание будет к этому времени напечатано, то он сможет его продать какому-нибудь книгопродавцу, чтобы «таким способом взять с собою несколько денег за границу – так как в нынешнем году с деревень взятки плохи» . Следовательно, Тургенев тогда еще не знал о решении Кетчера.
Солдатенков вернулся в Москву между 15 и 19 июля 1862 г. Тургенев был в Москве проездом из Спасского в Петербург 1-2 августа. К приезду Тургенева книгу напечатать еще не успели, но Кетчер при личной встрече, несомненно, получил от него принципиальное согласие на продажу права на издание. Намек на такой разговор содержится в письме Тургенева И.И. Маслову от 4 августа 1862 г. из Петербурга: «Здесь Кожанчиков и Вольф (книгопродавцы и издатель – А.Т.) оба предлагали мне купить издание «Отцов и детей»; сообщи это к сведению Кетчера – и пусть он по мере возможности достанет и вышлет мне денег – в Баден-Баден, poste restante» . Солдатенов же, очевидно, был чрезвычайно занят и объяснениями с полицией по поводу своей встречи с Кельсиевым в Лондоне, и приведением в порядок служебных и коммерческих дел после долгого отсутствия, так что можно предположить, что его согласие на издание «Отцов и детей» было получено тогда, когда книжка была напечатана полностью, за исключением обложки. Вероятно, этим и объясняется отсутствие имени издателя на титульном листе. И только на обложке появилось указание, что Солдатенков – издатель тургеневского романа.
Неизвестно, был ли знаком Тургенев с Солдатенковым до издания «Отцов и детей», хотя они имели неоднократную возможность встретиться (например, на похоронах Грановского в октябре 1855 г.). Однако, имея многих общих знакомых, они, несомненно, знали друг о друге. К сожалению, Тургенев, вероятно, основывался на недоброжелательной характеристике, данной Солдатенкову близким приятелем писателя В.П. Боткиным, и еще в начале 1862 г. был об издателе самого предвзятого мнения .
Издание Солдатенковым «Отцов и детей» несколько изменило мнение о нем Тургенева. В конце 1862-начале 1863 г. Тургенев в письмах к Кетчеру просит его уговорить Солдатнкова поскорее издать русские сочинения Марко Вовчок (М.А.Маркович), хорошей знакомой писателя. Вскоре, очевидно, в Париже, в одну из заграничных поездок Солдатенкова, они сошлись теснее. Сохранился дружеский шарж Тургенева, изображавший, по мнению исследователей, Солдатенкова, с шутливой подписью: «Крупный русский землевладелец дворянского рода, грустный, флегматичный, порой нетерпеливый, очень честен, неглуп, образован. Любит картины, театр, общество, говорит мало и больше слушает с ленивым вниманием. Очень консервативен» . А. Н. Дубовиков считает «спорным и недостаточно убедительным» предположение А.Мазона о возможном портретном сходстве некоторых профилей, нарисованных Тургеневым во время «Игры в портреты», с знакомыми писателя . Рисунок помечен 12 октября 1868 г.
Известно также, что 9(21) февраля 1873 г. Тургенев послал из Парижа письмо Солдатенкову с просьбой издать перевод какой-то немецкой книги . Наконец, из воспоминаний В.П.Зилоти, дочери основателя «Третьяковки», стало известно, что в 70-е годы Тургенев гостил в кунцевском имении Солдатенкова (данная цитата воспроизведена выше).
(См.: Толстяков А.П. Издатель К.Т. Солдатенков и русские писатели.// Книга: Исследования и материалы. М. 1972. Сб. 25, С. 89-92).
Примечания


1.А.П. Толстяков. Книга. Энциклопедия. М. БРЭ.1999. С 609.
2. Тургенев И.С. Полн. Собр. Соч. и писем. В 28-ми т-х. Письма. Т.5. М.-Л., 1963. С.16-17.
3. Там же С. 17.
4 Там же. С. 20.
Там же. С. 20.
Там же. С.32-33.
Там же. С.36.
Там же. Т. 4. С.325.
«Лит. газета».1968,13 ноября. Шарж вместе с подписью воспроизведен в статье И.С.Зильберштейна из книги Андре Мазона «Парижские рукописи И.С. Тургенева», 1930.
«Лит. наследство». 1964. Т. 73. кн. 1. С. 440.
Тургенев И.С. Полн. Собр. Соч. и писем. В 28-ми томах. Письма. Т. 19. С. 67.
Зилоти В.П. В доме Третьякова. Нью-Йорк. 1954. С.148.


 

 
  Copyright © Библиотека-читальня им. И. С. Тургенева 2013